Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:11 

I would rather starve than eat your breast
Сколько глупостей может вместиться в одну глупую голову? Сколько можно завидовать выдуманной любви? Сколько можно хотеть чего-то отчаянно, до полусмерти, и не понимать, чего?

Я думаю об относительности. Думаю о том, что еще год, и мне 27. Когда моей матушке было столько, она родила меня, и мне всегда казалось, что это очень поздно. Теперь, когда жизнь моя состоит из глупых подростковых забав более, чем в шестнадцать, мне кажется, что 27 - это ужасно, несправедливо рано.

Тик-так, тик-так, время идет, время бежит, время течет сквозь меня все быстрее, и я все сильнее думаю. Я думаю о том, стоит ли игра свеч. Думаю о том, у чего есть хотя бы шанс заменить мне мое болезненное пристрастие к погоне. Думаю о том, насколько низко я пала. Думаю обо всех своих обманах и предательствах. Думаю обо всем вранье, которое натренировала так, что выплевываю его на автомате. Думаю о том, что мне одновременно ужасающе хорошо и отвратительно плохо, и из этого порочного круга выхода нет.
Я думаю о том, что никогда не было мне радости в устоявшемся. Думаю о том, что живой себя чувствую только когда через себя, наизнанку, и без всякой надежды на что-то светлое впереди. Думаю о том, насколько я очевидна со стороны, насколько плохо могу спрятать все эти взгляды, якобы случайные прикосновения, жгущую ревность, бешеную ярость, все вот это дерьмо. Думаю о том, что никто меня не заподозрит, потому что я слишком хорошо вру.

А потом я думаю о том, что самое ужасное, что может случиться - это если что-то все-таки сложится. Потому что больше недели я не вынесу, и придется искать новую тоску. А я не хочу. Я хочу, чтобы вот это, неразделенное, больное, отчаянное, осталось со мною навсегда. Наверное, надеяться на то, что я поумнею, уже сильно поздно.

05:01 

I would rather starve than eat your breast
Один мой приятель недавно сказал "Я думаю, ты вообще никогда не печалишься".
И тут встает вопрос, кто я после этого. Хороший человек, который не грузит своими проблемами, или лицемерная сука?
Потому что печалюсь я почти постоянно.

01:24 

I would rather starve than eat your breast
И вот я еду домой, и все у меня хорошо, и у меня есть муж и отличные друзья. А потом в такси я слышу Black black heart, и снова мне больно так, будто мир рвется пополам. И я думала, что все прошло, пережито, я уже большая, а это все говно - позади. Но нет. Оно все еще со мной, и никогда, никогда я не освобожусь.

06:00 

I would rather starve than eat your breast
Хочу кота и апельсинок. И спать по ночам.


05:58 

I would rather starve than eat your breast
Моя жизнь - странная упоротая фигня. Я натурально могла бы писать идиотские фанфики про нее.

Все так и было.



03:12 

I would rather starve than eat your breast
Жаль, не мое. Ура, что нашла что-то еще не виденное.


00:13 

I would rather starve than eat your breast
Так паршиво.
Написала длинный унылый пост на основном дневнике, но по сравнению с тем, что на самом деле творится в бедовой моей головушке, это все так, пописать вышли. Тошно. От себя самой тошно. Хочется орать от горя. Хочется побиться головой о стену. Хочется хоть немного поумнеть.
Обидно, что никак не перерасту желание решать все конфликты силой. Ума не приложу, откуда это во мне. Такая приличная семья. Такие славные друзья. Так часто хочется вломить людям. Чтобы прям до крови. Разбить нос и слушать бульканье. Фу, Алиса, такой быть. Ты старая тетка. Не комильфо. Просто так и не научилась отстраняться, и при каждом идиотском по сути конфликте где-то в районе селезенки начинает бурлить чистая незамутненная ярость, которая прет и прет, и в такие моменты я не боюсь никого, и готова драть обидчика зубами. Но мне уже не пять и даже не двенадцать, поэтому я делаю хорошую мину при плохой игре, а потом мучаюсь неделями, думая о том, как счастлива я была бы, если бы хоть раз сорвалась, хоть раз себе позволила. И корю себя за малодушие и не могу повалить за мудрость. И ненавижу себя еще больше.
Малодушие моё тем сильнее, чем ближе мне люди. Когда я узнала.. Нет, не то слово. Когда я наконец вынудила себя поверить в то, что она у меня ворует, я не почувствовала ничего, кроме отчаянья. Пятнадцать лет. Пятнадцать лет я поступалась ради нее всем, отдавала ей последнее, слушала все её горести и печалюшки, водила ее в кафе и кино, ни разу не попросив отдать долг, и даже не позволяла себе задуматься, куда деваются деньги и мелкие вещи. Даже когда те самые вещи видела у нее, а денег недосчитывалась после встречи с ней. Пятнадцать лет, и доказательства рухнули сверху как гранитная плита. Рыдала полночи. Орала, сорвала голос, охрипла. Почти почувствовала ненависть. Два дня не брала трубку. Не смогла. Ответила. Что ты, конечно не игнорю. Просто ужасно занята. Да, обязательно приеду. Дура. Так и не могу ненавидеть. Потому что сложно ненавидеть свою семью. Даже когда семья ворует у тебя последние гроши.
Моя драгоценная дружба с другим уже человеком, о котором я ныла прошлые несколько постов, внезапно вернулась. Полностью потеряла очарование. Попахивает дохлой собакой. Отвратительна. Я не могу верить в то, что меня кто-то уважает, когда не уважаю сама себя. Я не могу найти общих тем. Я не могу перестать пытаться занять в его жизни прежнее место. Тем более не могу понять, нахуя я до сих пор это делаю. Все. Закончилось. Смирись уже. Не могу.
Поразительно, среди всего этого говна светлое пятно - Дин. Когда он звонит, я смеюсь. Он возвращает мне веру в человечество каждый гребаный день, несмотря на то, что к ночи я снова ее теряю. Страшное дело. Три года назад - чужой. Два года - гнусный тип. Год - раздражающий зануда. Теперь отдушина. Как бы я ни орала, что задолбал, все херня. Минут пять сидела перед тем, как таки написать эту фразу. Теперь он мой друг. Один из немногих, кому я доверяю. И почти единственный, который может одной фразой отогнать мою экзистенциальную тоску больше, чем на четверть часа.
Если бы я когда-нибудь ушла от мужа, я ушла бы к нему.
Но я этого не сделаю, потому что люблю мужа, и потому что жалею Дина. Мужа жалеть уже поздно.
Три дня хочу рисовать. В моей голове хмурится Валентин и заливисто хохочет Арно. Мне не хватает духа взять в руки карандаш. Поэтому я только выдумываю сюжеты, один тоскливее другого. Все время случается так, что слишком поздно. Наверное, подсознание тонко намекает на то, что все проблемы именно из-за этого "слишком поздно" в моей голове. Наверное, еще не совсем поздно. Но уверенной быть нельзя.
Мне нужна терапия.
Мне нужен психолог.
Мне нужна помощь.
Мне нужен хотя бы один друг, перед которым мне не будет стыдно.
Они все давно выросли. У них у всех есть свои важные дела. Работа. Дом. Дети. Бабло. Учеба. Отношения. Правильные решения. Новые начинания. Путешествия. Врачи. Домашние животные. Да что угодно. И тут я со своим водоворотом невнятной хуйни в голове. Со всей этой метафизической ерундой, которая и гроша ломаного не стоит. Все эти куски эмоций и ощущений. Все эти догадки и допущения. Все эти прыжки от безграничной любви к недоумению. Все эти глупости совсем не то, что должно занимать женщину, которой еще немного и тридцать. И чтобы идти жаловаться, мне нужно придумать достойный повод. Но достойного повода нет, поэтому я варюсь сама в своем болоте отвращения к собственной персоне и силюсь хоть немного себя простить. Не могу.
Апрель время обострения. Всегда в апреле и октябре я схожу с ума и не знаю, куда прибиться, чтобы не думать хотя бы немного. Осталось две недели. Держись, Алиса. Держи язык за зубами, не обижай людей, не пытайся никого бить, прекрати быть бесхребетной херней. Выдыхай.
Две недели.
Как выжить?

19:30 

I would rather starve than eat your breast
Только я подумала, что меня попустило, и жизнь налаживается, как вдруг авотхуй. Если она и налаживается, то только от слова "лажа". А так все без изменений. Сто лет назад клятвенно обещала себе никогда больше не писать стихов. Но это не мешает мне любить чужие, так что вот эта строфа вертелась у меня в башке весь день, до полной потери смысла.
Ночной отряд, в сердечной доблести
Душой гордячкой не криви.
Мы умираем не от подлости,
А от отсутствия любви.
Я в душе не чаю, кто, когда и зачем это написал, но очень надеюсь, что теперь эта хрень покинет мою голову, и все станет хорошо.
Или нет.
Сегодня у меня был день добрых дел, но вечером мне от этого не стало хорошо и приятно, только еще более муторно. На пути домой встретила машину с надписью "Улыбнись! Все будет хорошо!", и обычно такие случайны хреновины очень сильно на меня действуют, потому что я суеверная как хз что, но не сегодня, нет, сегодня я грустный котик со злобным ебалом, и никто меня не любит. Впрочем, ничего нового.
Человек слаб. Я - человек. Я сдался и купил бутылку пива и баночку консервированных перцев, чтобы было чем скрасить печаль мою великую. А потом пришел домой и замутил-таки охуенный плейлист из самых грустных на свете песен. Он внезапно оказался на четыре с половиной часа, так что почти до полуночи я с чистой совестью могу слушать его и рыдать. И еще рыдать. А потом еще немного. Когда я была моложе (и хочется написать "и глупее", но нихера, мозгов-то, как оказывается, не прибавилось ни капли), я писала очень много постов про несчастную любовь, которая случалась со мной по пятнадцать раз в году, и каждый раз новая. Теперь я такой возможности лишена, благодаря мужу, слава яйца, что он есть, но организму все еще страшно не хватает страданий, которые плотно вошли в его метаболизм за столько лет, и вот теперь, спустя несколько лет относительной адекватности, я накопил критическую массу всякой хуйни в голове, и теперь пожинаю плоды. Аве мне! Проблемочки-то в сущности пустяковые. Плюнуть и забыть. Но никак.
К чему я, в общем-то, завела эту телегу. Раньше я писала очень много всякой срани про любовь. Теперь такая же срань приходит в голову про дружбу. Потому что любовь это все херня, она для того и нужна, чтобы быдыщ! Фонтан эмоций! Если он мне не напишет, умру на месте! Ах, у нас ничего не вышло, пойду нажрусь и разобью ему окно! Это я, конечно, утрирую нихера, не утрирую, но да ладно, но суть в том, что любовь нужна именно для того, чтобы причинять беспредел одним фактом своего существования. По крайней мере, таким ебланам как я. А дружба в моем понимании всегда была тихой гаванью, в которую я могла прийти со всеми своими печальками, и даже не жаловаться, а просто радостно их растерять где-то по пути, потому что друзья - они всегда тут. Любят меня в любое время дня и ночи. И у нас все стабильно хорошо. И я расшибусь в блинчик, чтобы все так и оставалось.
А потом херак. И в моей жизни очень резко и внезапно закончилась глава. Очень для меня важная, хоть и не самая длинная. В последнее время именно эта часть моих дружеских отношений была самой твердой и незыблемой. А потом в один день она рухнула. В пыль. В лоскуты. В осколки. Как и не было. Что самое печальное - я не могу понять, что я сделала не так. Куда оно делось вот так, ни с хуя. Я параноидальный мудак и всегда начинаю искать причину в себе. Обычно нахожу. В этот раз не смог. Просто вот так вот было - и нет. И даже никаких напоминаний о том, что было. Как отрезало нахер. И я мыкаюсь в разные стороны и пытаюсь придумать новую причину для веры в людей.
И не могу.
И смогу нескоро, потому что вот тут - я доверяла. Из всей разношерстной и разномастной компании, окружающей меня с разной периодичностью последние пять лет, это была самая внезапная, самая нереальная, и оттого самая драгоценная дружба. А теперь хер я что сделаю. Потому и говорю, что любовь - проще. Всегда можно добиваться, биться лбом о стенку, страдать, достигать, отчаиваться, и в итоге разлюбить или сделать так, чтобы все сложилось. И в итоге все равно разлюбить. А с дружбой эта херня не работает. Потому что она кончилась, и ты уже ничего не сделаешь, даже если по старой памяти будешь звать гулять, заходить в гости с пивцом и тд. потому что это как таскать за собой дохлую собачку на поводке. Рано или поздно эта скотина начнет вонять просто невыносимо.
Такая хуйня, ребята. Пойду допивать пиво и паковать вещи. Хочу сбежать отсюда как можно дальше. Переезд, казавшийся худшим событием года, теперь кажется спасением.

00:51 

I would rather starve than eat your breast
Сегодня мне позвонил чувак, про которого я год назад думала, что сломаю ему лицо и гордо ускачу в закат, высоко подбрасывая ноги и хохоча. Удивительно, но именно из таких со временем получаются самые славные приятели. Сначала он долго загонял мне про работу, которую мы сделали неправильно, сделали правильно, но не всю, и сделали правильно, но никто этого не понял, а потом случился диалог, после которого жить снова стало проще и веселее.
- А вот еще мне сегодня сказали, что у меня за спиной говорят, что со мной невозможно работать.
- Я никогда такого не говорила у тебя за спиной. Ты знаешь, я неоднократно говорила тебе это прямо в лицо.
Когда чувак проржался, он сказал, что ему нравится мое ебанутое чувство юмора и повесил трубку.

Я достигла стадии принятия. Сельдерей мой лучший друг.
На сегодня это все.

21:35 

I would rather starve than eat your breast
Сегодня утром, топая к автобусу, я поймала себя на мысли "как же клево быть трезвой". Бдыж. Тот самый момент, когда с грохотом достигаешь днища. Это было еще страшнее, чем когда я встала на весы и сломала их. Потом, конечно, выяснилось, что просто сдохла батарейка, но момент был весьма трагический. Кажется, мой вопль раненого койота разбудил соседей на три этажа вниз. Жестокий случай с весами заставил меня вспомнить о великой моей любви к сельдерею. И вот, что я имею сказать. Любить эту сволочь каждый день очень, очень сложно. Особенно когда его целая тарелка, а тебе уже после половины не то, что жрать, жить не хочется.

Весь сегодняшний день я потратила на унылейшие из унылых песни, составляла себе маленький и милый хитпарад, под который хочется страдать и печалиться, потом забила на это дело и ушла слушать Skid Row, потому что даже в унылейших песнях у них охуительные гитарные запилы. После Skid Row меня потянуло на Foreigner, через два часа я обнаружила себя радостно подвывающей ABBA и опять немножко удивилась непредсказуемости собственных мозгов XD

В городе творится что-то невнятное. Выходя покурить раз в час, я застала метель, дождь, ясное небо с аццким ветром и внезапно немножко солнышка. Тридцатого ноября до меня дошло, что я в очередной раз проебала осень. У меня очень развита девочковая любовь к рыжим кленовым листьям и веночкам. К слову, плести их меня научил папа, так что особых угрызений совести я не испытываю XD И вот уже третий год я не могу собраться в кучу и хоть один раз за всю осень добраться до пригорода, в котором предприимчивые гастарбайтеры не обтрясают деревья в первых числах сентября, чтобы собрать всю листву сразу. В этом году хоть осознание напало не к марту, и то хлеб xD Так что до весны у меня теперь нет грандиозных планов, и пока не полезут первые одуванчики, я могу вообще не вылезать из дома. Эх, а было бы славно, чо. Но увы, этой маленькой мечте сбыться не суждено, ибо на работу по-прежнему нужно ходить, и в ближайшие две недели туда надо ходить прям каждый день. Так что держу кулачки и тихонечко взываю к абсолюту, чтобы меня таки взяли работать задорным барменом в далекий-далекий бар, похожий на космический морг. Беда в том, что рулят им два с половиной веселых чувака, у которых девятнадцать пятниц на неделе, и в связи с этим уверенной нельзя быть ни в чем. Я же, как человек, известный своим феерическим везением (и это не сарказм), продолжаю надеяться и периодически напоминать о своем существовании. Если возьмут, главное не спиться XD

Сегодня я бессодержательна как никогда. План "пиши каждый день, чтобы хоть как-то расшевелить впадающий в спячку мозг" стремительно катится в тартарары (Папа, а куда птички летят? К ебеням, сынок, все летит к ебеням!), писать каждый день про ЛС я не могу, потому что столько херни ни о чем даже я из себя выдавить не могу, и вокруг ничего не происходит. Даже когда я не с похмелья, так что мое вчерашнее предположение о причинах тухловатости окружающего мира оказалось наглой ложью. Фу. Позор на мою седую голову.

23:12 

I would rather starve than eat your breast
Смотрю как дурак на поле новой записи и думаю, о какой бы еще херне поведать миру. Как назло, ничего не происходит. Сегодня ничего не происходило с такой силой, что я прям даже удивилась. Хотя удивляться, в общем, нечему, потому что сегодня я словила самое грандиозное похмелье во всей своей жизни. Вчера собирались с типками, они мне сказали взять пива на четверых, в итоге все это пиво я и выпила, плюс еще две бутылки сидра и немного рома, и все это в самой непредсказуемой последовательности. В итоге проснулась я в восемь утра от того, что мне боль и печаль, и бытие мое пронизано тленом. На работу после всего этого шапито выскреблась к полудню вместо восьми утра и страдала там весь день, несмотря на предусмотрительно сожранный лечебный доширак.
Однако настал вечер, я сожрала полпучка сельдерея, и он как-то примирил меня с реальностью, в которой голова болит уже не так мучительно, и блевать тянет только от случайно попадающихся в плейлисте металлических песен, а не от всего окружающего мира в целом.
Вчера я попыталась собрать в кучу тот самый разваливающийся к хренам уютный мирок, закончилось все предсказуемо плохо, и я в общем больше не хочу об этом думать, потому что шло бы оно все в сраку, иногда нужно плевать на эту хуйню с высокой колокольни и жить дальше. Одна неизменная константа в моей жизни есть уже много лет, и пока она со мной, все будет хорошо, остальное проходящее.

Короче, больпечаль мне причиняет не только остаток похмелья, но и то, что я дочитала все, что нашла по ЛС. Прям ваще все. Даже, прости господи, фикбук. Клялась-божилась, что никогда не полезу жевать этот кактус, но нет, инстинкт самосохранения отрубился напрочь, мне хотелось больше, еще, моарр! Что могу сказать. В общем, не так и страшно там оказалось XD Один фичок мне даже понравился, но оказался переводом с английского, и я уже читала оригинал, и оригинал круче.
...while Steve breathed out “Ghost...” hard and helpless the way that anyone else might have said God.
Такая херня. Меня не спасти XD Ладно, шутки шутками, но я, кажется, реально функционирую исключительно благодаря слэшику. Хрен знает, как меня угораздило при таком раскладе выйти замуж и все такое, заиметь на минуточку нормальную среднестатистическую жизнь, и все равно с упорством мухи, хреначащейся башкой в стекло, читать и читать это радостное порно тоннами.
Я уж было думала, что все, подросла, попустило, теперь только традиционная порнушка (умолчим о моей коллекции порно с овощами, это вообще не имеет отношения к делу), в общем, с пару лет назад я перестала загораться по новым фандомам, сериалы и фильмы смотрела как нормальный человек, не пытаясь незамедлительно совокупить парочку смазливых героев в собственной голове. Меня попускало все больше и больше, супернатуралы ворвались в мою жизнь и проскакали по ней, оставив дымящееся пепелище, но совершенно гетеросексуальное, прошу заметить. Но блять в какой-то момент я посмотрела второго кэпа, и все снова пошло по пизде, а где начался слэшик, там он не кончается. Я прочитала три миллиарда фиков и могу сказать, что мне зашло. Такая буйня, но так зашло. В общем все происходило так же, как и с МКР. Сначала я жрала все подряд. Потом начала привередничать. Потом перечитывать избранную бню раз в полгода и сокрушаться что "живут же люди". Со старбаксом тоже стала такая же лабуда. Я прочитала все, что хотела, меня затошнило, я так этому радовалась, но тут нежданно негаданно пришли ЛС, и мне опять стало нехорошо.
Это длинное предисловие было к тому, что я вообще никогда фички по ЛС не читала. В супергейском каноне уже тянуло на поблевашки от членов, и хоть какие-то отношения хотелось оставить в покое как броманс штоле. Отличный броманс у обнимающихся и целующихся чуваков, которые друг другу говорят "Я тебя люблю" и прочие нежности через слово, но это буй с ним. Я искренне верила, что вот всьо. Один поцелуй ничего не значит. БРАТАНЫ. А вот хрен.
Когда меня в очередной китайский раз потянуло на ЛС, а книга подозрительно быстро закончилась, я пошла иным путем. Я нашла рассказы про этих же типков. От автора. И вот тут меня ждал нежданчик.
- Это так очевидно, - сказал он мне однажды перед отъездом из Потерянной Мили, - но большую часть времени я слишком туп, чтобы увидеть это. Будешь изредка давать мне подзатыльники, ладно?
Это было уже после того, как мы засыпали в моей кровати каждую ночь и просыпались вместе каждое утро. И он все еще не мог полностью понять, что этого обычно для меня достаточно, а все что за этим – просто серость.


и еще немного тлена оттуда же

Ты отравил меня, говорю я, но Стив никогда не слышит. Слышит только Дух, и еще он меня видит. Он был моим самым лучшим другом, моим союзником. Единственный, кто понимал Стива лучше, чем я. Он был моим защитником. И он так же позволил мне умереть.
Нахуй вас, говорю я. Нахуй, нахуй вас обоих. Но это ничего не меняет, они лишь ебут друг друга, и то, какой комфорт им это приносит, обжигает мое сердце.


И вот тут, внимание, я первый раз в жизни опечалилась, что книжные персонажи, которые мне нравятся, прям в каноне трахаются между собой. Но ненадолго меня хватило, да. Фички начались уже на следующий день.

Короче, пора завязывать с этой ерундой. Меня опять пришибло по Стиву, моя голова не мыта неделю, от меня разит перегаром и пролитым на джинсы пивом, и меня это страшно затрахало. Пора брать жопу в горсть, увольняться из тухлого офиса и идти работать задорным барменом и расстаться таки с этими лишними тридцатью килограммами на ни в чем не повинной жопе. А завтра я нарисую отличную порнушку, первую со школьных времен. И повешу ее над столом, и будет мне счастье. А послезавтра я перестану думать о вещах, от которых так грустно, и тогда, возможно, не придется каждый день бухать. Аллилуйя. Я ушло.

01:15 

I would rather starve than eat your breast
Итак, с чего бы начать?
В моей голове полно ГОВНА.
В общем, этим можно было бы и закончить, но...

Но. Говно просится наружу, поэтому я разомну пальцы, сварю, быть может, кофе, и напишу. Правда, пока не знаю что. Возможно немного о том, что мой маленький славный мирок рвется в лоскуты. Все опять стало сложно. Очень-очень сложно.
Здесь был килограмм нытья, но я решила от него избавиться, потому что нехорошо говорить такие вещи про живых людей, вот.
Но да ладно, это все издержки производства и моей расшатанной алкоголем и паникой психики. Скоро все равно переезжать, увольняться, и тогда я радостно перестану общаться со всеми, кроме Овцы, которой есть до меня хоть какое-то дело потому что ей - СЮРПРИЗ - тупо больше не с кем общаться. И в те дни, когда у меня не будет сил добраться до нее через весь город, я буду сидеть дома в сраных ебенях и мотать на кулак зеленые сопли, потому что я уже взрослый человек и отлично умею решать проблемы, да! А потом все забудут, как меня зовут и как я выгляжу, и вспоминать обо мне будет только Дин, да и то ближе к фестивалю. Потому что у меня восхитительная самооценка, и меня все любят, и я умею общаться с людьми, да! Да я же просто молодец! А потом в приступе одиночества я напишу кому-то из них, а они скажут да ладно, только вчера виделись! Как два года? Не, не приезжай. Мы еще не соскучились. И вот тогда я все пойму. И удавлюсь в каком-нибудь печальном углу потому что за четверть века не смогла нажить кого-нибудь, кому я нравлюсь, кроме семьи, которой тупо некуда деваться. Вот это точно ДА!

Окей. Инаф оф зыс шыт. Постоянно ныть весело, конечно, но малопродуктивно. Ха! Как будто ты вообще хоть раз в жизни что-то продуктивное делала, айнанэ! Стоп-стоп. Решили же, что ИНАФ.
Так вот, о чем я изначально собиралась писать. Поразительная вещь. Когда мне было на десять лет и тридцать килограмм меньше, я прочитала книгу. Книга - говно. Отчаянное, окончательное и бесповоротное, ей-ей. Могу сказать с уверенностью. За эти десять лет (ну и тридцать килограмм, конечно же) я прочитала ее раз двадцать, знаю, о чем говорю XD Не знаю, чем объяснить мое мазохистское желание перечитывать эту днину снова и снова, однако стабильно раз в пару лет (раньше - чаще, иначе бы не уложилась) я снова и снова начинаю. Сначала, когда я была безмозглым подростком, я ссалась кипятком от восторга. Ну еще бы, пидарасы в книжуле, вампиры, бухло, марди гра, Новый орлеан, айнанэнанэ! А я тоже, тоже хочу быть вампиром, потому что я весь такой загадочный и непонятый и ваще! Ну-ну. Сегодня забралась в дебри старого дневника, датированные 2007 годом (тут вопли "не возвращайте мой 2007, не надо, умоляю, я не хочу еще раз это пережить!"). В общем, непонятой загадочной душой там и не пахнет. Только отсутствием логики, мозгов и разборчивости в половых связях. Окай, про половые связи я нагло пижжу. Ребенком я была вполне себе няшным, и все они (связи в смысле) происходили в основном в интернетиках. Теперь они перешли в реальный мир, и я ума не приложу, что делать с этим сомнительным достижением, но да ладно, отклоняюсь от темы. В общем, от чего слететь с катушек милой домашней девочке, только недавно прознавшей о слэше, в этой книге есть в достатке. Но машу ж вать. Какого хрена она не отпускает меня теперь, когда я уже разобралась с бушующими гормонами, гендерными ориентирами, полом людей, с которыми собираюсь трахаться и прочим подростковым дерьмом? Уже своих таких растить пора, а я все зачитываюсь и роняю скупую мужскую слезу.
Очень странное ощущение, на самом деле. Все это начиналось, когда я была на восемь лет младше главных героев. Тогда я, в общем-то, и за главных их не считала. Так, унылая старая массовка. Потом, начиная взрослеть, я постепенно начала менять мнение о событиях и героях. В общем-то, если порыться по дневникам, можно отследить всю эту ерунду. То, что я считала романтикой, теперь кажется мне грязью. То, что казалось мне унылыми старперскими проблемами, теперь видится отчаянной, неизбывной болью, от которой никуда не деться. То, что казалось силой, превратилось в неоправданную жестокость, служащую для развлечения. То, что было слабостью, стало недюжинной силой, на которую так хочется и не можется равняться. Теперь я на пару лет их старше, и я читаю, и мне хочется обнять их и сказать, что все будет хорошо, жаль только, что хорошо нихера не будет.
В общем, вот я и ответила на собственный вопрос о том, что заставляет меня перечитывать Потерянные души. Попытка проследить изменения в собственной голове. И выводы, в общем, неутешительные. Я прошла от ненависти к одному из центральных персонажей до отчаянной любви к нему же, и если бы мне давали доллар за каждый сон с его участием, я бы уже скопила на психотерапевта. Те самые десять лет назад я клялась себе, что никогда до такого не опущусь. Теперь я вижу в зеркале что-то страшно похожее на него. Не буквально, естественно, тут меня только горбатый нос не подвел, остальное, включая половые признаки, не подходит вообще. Но вот это ощущение полной отчаянной безысходности не проходит. И не проходило с тех пор, как я выиграла игру во взрослую жизнь и остепенилась. И вот йух его знает, что теперь с этим делать.

Едем дальше. То, что мне совершенно не с кем обсудить эту вакханалию, ведет к тому, что мне жизненно необходимы фички и картиночки чтобы хоть как-то утолить бушующую жажду общения хотя бы этим эрзацем. Но тут начинаются проблемы потому что ВНЕЗАПНО я опоздала где-то лет на пяток минимум. Нормальные взрослые люди находят свои творения, написанные давно и в алкогольном угаре, тихонько ругаются матом и удаляют их. Новых картиночек с последнего приступа упороса не прибавилось. Мне остается тосковать, мусолить все по десятому кругу и рисовать что-то свое.

И вот тут мы утыкаемся в самое дно, спускаемся чуть ниже к двойному дну и приземляемся где-то в районе семнадцатого. Потому что все десять лет эта книжуля остается для меня самым верным и безотказным источником вдохновения. Прочитав ее, я рисую как заведенный. Десять лет назад это было такое отчаянное дерьмище, что хочется ржать, плакать и устрелиться, причем все сразу. Сегодня вон мужу показывала, он надо мной угарал как сука. Но я не о том, в общем-то. Вчера я наткнулась на прекрасную штуку про You objectify me, горячие потрахушки на кладбище и отсутствие, сука, соплей. Штука вскрыла мне мозг не по детски, и весь день я ходила и ждала того времени, когда я наконец-то доберусь до дома и буду рисовать. И рисовать. Ну и потом еще немного. Но у меня были всякие дурацкие дела, домой я вернулась поздно и пьяная и сразу упала спать. Сегодняшние дурацкие дела отменились, я села рисовать в одиннадцать и очнулась в пять, когда за окном стало темно, и мои глаза перестали сходиться в одной точке. Дух получился как живой. Камера телефона убила его наглухо. Серьезно, я рисовала его тысячу раз. Пять тысяч! Десять! Кто больше! Ни разу у меня не получались эти глаза. Ни разу не выходил он кем-то, кроме блаженного дурачка. Про шляпу я вообще молчу, шляпу рисовать было пиздец как сложно. Сегодня я провела шесть часов скособочившись над альбомом, перерисовывая раз, другой, третий, это немного сюда, здесь на полмиллиметра меньше, мне не нравится выражение твоего ебала, чувак, давай заново, Миша, все хуйня! Я была близка к тому, чтобы протереть бумагу до дыр, но справилась, потратила эти самые сраные шесть часов и не пожалела ни на секунду. Потом таки пошла по делам, вернулась и за пятнадцать блять минут (ПЯТНАДЦАТЬ, КАРЛ!!11) нарисовала совершенно вомбастичного Стива с той самой отчаянной болью в глазах, восхитительным орлиным носом и неизменными слегка раскосыми глазами. Ну как блять так XD Теперь для полного морального удовлетворения осталось пририсовать фончик в виде пролетающих листьев коров, трейлеров, торнадо, херак, конец света!

Сегодня я написала больше, чем за весь прошедший год в основной дневник, в котором танцуют радужные пони и моя жизнь не так сильна похожа на говно. Все из-за того, что я полезла в старые тетради и блокноты, нашла там свою молодость и словила нехуевый приход. Тоска душит меня и не дает радоваться снегу, свежекупленным коробкам, подготовке к переезду и выходным. Не скучаю по тем временам. Скучаю по ощущениям, это да. По тому, какие смешные ежедневные трагедии заставляли меня двигаться, развиваться, умнеть, становиться лучше. Кажется, я достигла потолка. То, чего я всегда боялась. И мне очень нужен кто-нибудь, кто вправит мне мозг и объяснит, что все совсем не так, что вся жизнь пока впереди, и еще не поздно. Но этого кого-то у меня нет. Потому что я взяла и всех проебала. Аллилуйя, Флейшман, кто ж кроме тебя так умеет.

Ну и напоследок выдержка из википедии, с которой я горю весь день. День, в который вышел трейлер Гражданки, и все горят по нему, а я шмыгаю носом вот над этим:
Ghost is Steve's best friend and though their relationship throughout the novel often has homoerotic undertones, they do not become lovers until the follow-up story, "Stay Awake".
Ну серьезно. Гомоэротичные полутона. Это лучшая формулировка в моей жизни. Была б моя воля, я бы открывала рот только чтобы сказать что-то типа этого. Но увы, такая хрень не пройдет.

Ну и картиночка, да. Потому что через десять лет я снова это перечитаю и полезу переосмысливать свою жизнь по старым дневникам. И у меня будет отличная возможность увидеть, каким же днищем я была.
.

23:39 

I would rather starve than eat your breast
В этом году я забыл о двух днях рождения славных мальчиков, которых больше нет. Это говорит либо о том, что время все-таки лечит, либо о том, что я теряю всяческую способность чувствовать как человек.

00:50 

I would rather starve than eat your breast
Я не знаю чем себя занять, и иду спать. Знаю, чем занять. Боюсь разочароваться в результате. И иду спать. Так я просру всю свою жизнь. Так я ее уже просрал.

01:49 

I would rather starve than eat your breast
В колонках Алехандроооо Алехандрооооо, спать уже не хочется, браться за карандаши страшно. Уныль вернулась вместе с призраками прошлого. Как хорошо, когда есть уютная нора, а которую можно слить скопившийся пафос.

05:59 

I would rather starve than eat your breast
в какой-то момент надоедает искать причину всего этого говна в себе.

23:06 

I would rather starve than eat your breast
Так люблю эту фотку. Она просто на сто процентов отражает весь тлен, который крутится в моей голове.
Потому что счастье меня отпустило. И я снова понимаю, где я. И с кем. И как все паршиво.

22:15 

I would rather starve than eat your breast
больше всего меня раздражает, когда я не понимаю, что происходит. тогда я врубаю музончик потяжелее и погрустнее и сижу и пью чай и драматично заламываю руки (на самом деле, грызу ногти).
в метро словила паническую атаку, отдышалась, проржалась, поняла, что дергаюсь вся от низа и до глаза.
я не знаю, что писать, я не знаю, что делать, не знаю, куда бежать, покупать ли соль (мои уже запасли четыре пачки. и мыло).

так что сегодня мы просто нажарили блинов и посмотрели трассу 60.

00:02 

I would rather starve than eat your breast
кажется, нам всем пришел большой пребольшой пиздец. с чем нас и поздравляю.

01:22 

I would rather starve than eat your breast
и вот настроение исправилось, мы с модом квасим по скайпу, нам славно, жизнь снова хороша)

world full of nothing

главная